Орыс труппасының 57-ші-ші театр маусымы

Қазақ труппасының 31-ші театр маусымы

Бақ біз туралы Нетленные «Мертвые души» выбраны для постановки на актюбинской сцене приглашенным режиссером Вячеславом Виттихом. Идет репетиционный процесс, и труппа в восторге от сотрудничества.
Нетленные «Мертвые души» выбраны для постановки на актюбинской сцене приглашенным режиссером Вячеславом Виттихом. Идет репетиционный процесс, и труппа в восторге от сотрудничества.

Нетленные «Мертвые души» выбраны для постановки на актюбинской сцене приглашенным режиссером Вячеславом Виттихом. Идет репетиционный процесс, и труппа в восторге от сотрудничества.

Напомним, что новый спектакль – далеко не первый, поставленный Виттихом в театре имени Т. Ахтанова. Более того, именно в нашем городе начиналась трудовая деятельность этого режиссера, и с русской труппой его связывает настоящая дружба.

— Когда шли переговоры о моем приезде, звучал запрос именно о русской классике, — рассказывает Вячеслав. – Гоголя вообще отличает синтез драмы и комедии, театралы любят его, так как это возможность прикоснуться к чему-то сложному, и я рад, что в театре имени Ахтанова мою идею приняли.

Слово о взаимной любви

   — Новый опыт всегда интересен, и особенно интересно участвовать в нем, — говорит актер и режиссер Артем Москаленко, играющий единственную мужскую роль в «Бабе Шанель». – Каждый Славин приезд радостен не только для нас, но и для зрителей. После репетиций уходим наполненными. О творческих людях обычно говорят как о неорганизованных, у него же все вразрез со сложившимся стереотипом: процесс работы четко организован. Крайне интересно то, что дает Максим Лисовский, и это опыт, которого у меня еще не было. На первый взгляд кажется, что требуемое выдать на сцене сложно, но интересно так, что ты выдаешь! Наверное, это и есть ненавязчивая хореография, из которой создается гармония.

  — Какой жанр выбрали и много ли режиссерских версий в сценарии?

— Классику трогать не принято, но Гоголем поэма не дописана, и я это воспринимаю, как возможность творческого простора. У современного драматурга Нины Садур есть пьеса «Брат Чичиков», где известный персонаж представлен множеством новых пластов. Сама автор как-то поделилась, что сам Гоголь позволил ей это сделать. Моя фантасмагория – синтез классики, современной пьесы и моего личного видения человека. Это некий post scriptum Гоголя, которого часто представляют мистиком, что верно. В моем прочтении мистика есть, и зритель ее поймет. На чем она основана? Думаю, на человеческой суеверности.

Несколько лет назад я ставил в Калининграде «Мертвые души», но нынешняя работа другая. Признаюсь, репетиционный процесс – занятие из самых любимых: ищем-ищем и интуитивно что-то важное находим. В связи с новой постановкой важно не уйти в буффонаду, хотя жанр фантасмагории это позволяет. Спектакль будет интересен тинэйджерам. Много комических сцен и очень неожиданная развязка, оправдывающая первые два акта. А вообще, это желание поговорить со зрителем о душе. В самом начале звучит «За отсутствием настоящих душ мы будем использовать поролоновые», и это неслучайно: в сценах участвуют поролоновые человеческие фигуры, выполняющие самые разнообразные функции. Эти функции зритель будет открывать для себя на протяжении действа.

О непростых временах

В казахской труппе театра имени Т. Ахтанова тоже готовится премьера. Инсценировка по роману Кажгали Мухамбеткалиулы «Тар кезең» написана Мейрамом Хабибуллиным. Он же является и режиссером.
— Время действия – конец XVI — начало ХVII веков, и это время жизни сына хана Абилкайыра Нуралы и батыра Сырыма, — рассказывает Мейрам Хабибуллин. – Почему выбран именно этот драматический материал? Я прочел роман и был тронут им до глубины души правдивостью подачи истории и тонким выписыванием героев. Отталкиваясь именно от этого, мне было легко делать инсценировку, а актерам легко даются персонажи. Акцент не на сценографии, а на актерской игре. Точнее, на психофизическом взаимодействии персонажей и зрителей. В спектакле семь картин, исторически важных для осознания нами политических процессов того времени. Предположительная дата премьеры – конец сентября.

  — Вы приехали с командой. Расскажите о коллегах.

— В театре я с раннего возраста и знаю о некоторых сложностях. Например, приходится искать сценографа. Как сколотил команду? В интернете смотрю работы, потом связываюсь с понравившимися мастерами. Они чувствуют драматический материал так же, как и ты, и с ними ты находишь ключ к постановке. Проект назвал «Свободный театр», и когда получаю приглашение, беру кого-то с собой. Сегодня со мной в Актобе режиссер по пластике Максим Лисовский и художник по костюмам Диана Рафикова – оба москвичи.

То, что делает Максим, не танцы, а смысл движения персонажей. А в массовых сценах еще и движение с символами. Актеры приходят на репетиции необыкновенно воодушевленные предстоящей работой. О Диане скажу следующее: ее костюмы не перестают меня удивлять.

Параллельно с «Мертвыми душами» идет репетиция спектакля «Баба Шанель», который ставит этот же режиссер.

— Во второй постановке очень четко обозначены решения художника по костюмам. Например, через один откровенный символ подана тема хрупкости. «Баба Шанель» — некий бонус русской труппе, которую очень люблю, — продолжает собеседник. – Сюда тянет, и я нашел трагикомедию Николая Коляды для актрис (в постановке только одна мужская роль). В первом акте весело, во втором хочется плакать, но это слезы не горечи, а умиления. На первых читках обозначил, что, если материал неинтересен, не нужно браться за роль. Тем не менее все разом откликнулись положительно. Недели через две работа будет готова. Примерно так и с «Мертвыми душами». Дата премьер – вопрос технической готовности сцены. Кстати, оба спектакля я делаю фестивальными, но насколько цель будет достигнута, станет ясно на премьере.

 

ТАТЬЯНА ВИНОГРАДОВА

Источник. https://avestnik.kz/byvayut-li-dushi-mertvymi/